Источник: книга Дэйва Дэвиса "Kink"
Перевод: Дмитрий
Добавлено: 02.09.2006

Когда я и мой брат Рей организовали The Kinks в начале 1960-х, я никогда не мог представить, что спустя более 30 лет мы все еще будем записываться и выступать по всему миру. Что будем по-прежнему играть рок-н-ролл.
Я был обычным подростком, когда у нас в 1964 году появился первый хит, You Really Got Me; диким и злым ребенком, который вдруг получил столько денег, сколько не видел ни разу до этого в своей жизни; получил в свое распоряжение девочек и выпивку. Я был уверен, что эта вечеринка может закончится в любой момент и поэтому жил так, пока мог.
Я никогда не задумывался о будущем. Кто мог предположить, что Kinks просуществуют так долго?
<:>
Я подключился к усилителю Epico, как к предусилителю. Это звучало великолепно, однако мне показалось этого недостаточно. Тогда я проделал простой, но эффектный эксперимент, закончившийся так триумфально: я разрезал усилитель так чтобы он, будучи разрезанным, остался все-таки неповрежденным. Поскольку это вибрировало и производило искаженный рев, то гул от усилителя был почти такой же громкий, как и звук который я создал. Я тут же стал использовать этот прием на наших концертах. И совсем не случайно, что этот звук был использован в нашем первом хите, You Really Got Me.
<:>
В течение 70-х я делал различные попытки записать сольный альбом. Я писал песни и делал демо-записи дома, но почти никогда мне не удавалось записать их полностью в студии вместе с группой. Причиной было то, что я не мог объяснить музыкантам, чего я хочу от них. После того как Рей, Мик и я посетили студии Konk , я был единственным, кто понял, как работает все это оборудование.
Я экспериментировал с несколькими песнями: 'Midnight Sun', 'How can I love you', версии, которых хранятся где-то у меня.
Где-то в 1974 году я решил поработать с известным продюсером и звукоинженером Филом Макдональдом, который одно время работал с Beatles. Я заказал студийное время в Apple Studios . Хотя как организация Apple развалилась, студии все еще работали на Севилл-Роу. Та сессия прошла хорошо. Я пригласил барабанщика, отличного парня, работавшего с Джоном Гослингом, когда тот еще не играл с Kinks.
В тот день мы работали над двумя песнями: 'You've Got It Made' и песней, над которой я работал некоторое время до этого - 'Long Lonely Road'. Это была довольно тяжелая рок-пьеса, состоящая из трех частей.
Были и другие демо-записи, которые я записал перед тем, как Рей и я решили записывать следующий альбом фактически без группы. Гослинг и Пил уехали, а Мик чувствовал себя неважно. Это могло бы стать концом Kinks. Но как всегда, несмотря на наши отношения, Рей и я объединились и записали альбом Misfits.
Незадолго до записи этой пластинки, я записывался с барабанщиком Ником Тревисиком. Он тоже был сочинителем песен, и я действительно неплохо поработал с ним. За несколько сессий я написал песню, которая называлась Trust Your Heart. Другими вещами написанными тогда стали Islands и Give You All My Love. Они записывались как три части с Пилом на басу. Мне всегда нравилось работать с трехчастными вещами.
Рей начал писать красивую песню Rock' n' Roll Fantasy. Я предложил, чтобы Ник играл на ударных, так как он может хорошо сыграть на этой вещи. В итоге получилось просто здорово, как мне кажется.
<:>
В сентябре 1977 года мы начали записывать альбом, который позже стал альбомом Misfits. А ближе к рождеству мы записали сингл под названием Father Christmas, который стал первой по-настоящему анти-рождественской песней. Это история о том, как уличные мальчишки попросили рождественского старика прекратить посылать им игрушки, а взамен дать им денег или работу их безработным родителям. Мне нравится эта запись, но она плохо расходилась тогда. На самом деле люди не хотят задумываться о проблемах в рождество. Большинство предпочитают слушать обычную сентиментальную чушь.
The Kinks выступали в специальном рождественском шоу в лондонском Rainbow Theatre.
Это было довольно забавно: мы оделись в дурацкие костюмы и пели многие старые хиты.
Ранее мы репетировали Father Christmas как песню, которую надо исполнить на бис. Рей должен был выйти на сцену в костюме Санта-Клауса, и мы бы быстро сыграли песню.
Наблюдая, как Рей наряжается, я решил немного позабавится. В то время мы обычно исполняли на бис You Really Got Me. И вот в конце выступления я заиграл начало You Really Got Me. Надо было видеть Рея, одетого как Санта, но вынужденного петь You really Got Me. Он все время смотрел на меня, ухмыляясь под своей длиной бородой. Это было что-то бесподобное. Публика решила, что Рей одет так из-за сезона. Это было по-настоящему весело. За сценой Рей назвал меня всеми последними словами, бросив в конце в меня своей бородой. Я еще никогда не слышал, чтобы Санта-Клаус называл меня чертовым придурком.
<:>
В июне 1980 года Рей занимался подготовкой фильма The Kinks Life- time, который должен был выйти вслед за концертным диском One For The Road. Я же отправился в Нью-Йорк для того, чтобы закончить работу над своим альбомом. Сведение осуществлялось в Masterdisk, Бобом Людвигом, главным инженером, работавшим до того с несколькими альбомами The Kinks. Я был рад работать с ним над моими записями. Боб был хороший парень, который всегда выслушивал тебя и думал над тем как лучше обработать пленки. К тому же он обладал здравым взглядом на вещи. Поэтому я считал его неким инженерным гуру.
В Европе Kinks выступали на фестивалях в Бельгии и во Франции. Тогда же Рей начал встречаться с Крисси Хайнд. Он старался держать их отношения в секрете, однако было ясно, что они не просто друзья. Вообще они казались счастливыми. Но я все же немного опасался ее.
Было действительно здорово наблюдать улыбку Рея, то, как он постоянно шутил, да и просто хорошо проводил время. Казалось, что он выходит из некого панциря, в котором он обычно находится. Это только на сцене кажется, что Рей эксцентричен. В действительности же он тих и замкнут, всегда поглощенный в раздумья. Иногда начинает казаться, что вокруг него находятся некие знаки, которые как будто говорят: <Частная собственность, не подходить>. Это может заставить вас чувствовать себя очень некомфортно. Чем ближе вы пытаетесь подойти к нему, тем эти знаки становятся виднее.
Я не шучу, я знаю на что это похоже. Мир или отдельные люди начнут поглощать вашу душу, если вы только подпустите их слишком близко.
<:>
В 1990-е Kinks были введены в Зал славы Рок'н'ролла. Поначалу мы с Реем приняли эту идею настороженно, но это было довольно мило, показывало уважение к нашей работе, которой мы занимались более тридцати лет. Ведь Kinks повлияли на множество музыкантов и вот сейчас нас оценили. По иронии судьбы, нас должен был вводить в Зал Славы Грехем Неш, который поддерживал нас много лет. Но, несмотря на то, что я оценил этот жест, у меня были свои собственные представления о том, как проводить подобные церемонии.
<:>
Я стою у гостиничного окна в начале тридцатидневного тура по Великобритании. Вчера Абердин, до него был Дублин, сегодня же - Манчестер. Все еще борюсь, все еще работаю, все еще прибываю в поисках. Передо мной экран компьютера, на столе - пустые бутылки Guinness, а за окнами звонят колокола местной церкви. Как бы мне хотелось оказаться сейчас дома в кровати, спать, а не работать.
Время мчится, не останавливаясь. Встав утром, я пишу. Ближе к ланчу я переезжаю в следующий город с моим старым другом Терри, который всегда готов пошутить, когда надо, выслушать, когда я говорю, никогда не упуская возможность вставить свое замечание.
В четыре - репетиция, в девять - выступление. Вечером я гуляю, думаю, пишу чуть больше, ложусь в кровать и мечтаю о тех местах, где мне бы действительно хотелось бы быть сейчас. Например, в Лос-Анджелесе с моим дорогим другом Джоном или в Девоне с моими детьми, чувствуя их теплую дружбу и любовь.
Там, в Девоне, стоит прекрасный коттедж, где, как я думаю, мне предстоит стареть, когда я буду готов постареть. Сейчас же в своем сердце я ощущаю себя по-прежнему двадцатипятилетним.
 

На глувную