Источник: интервью Рэя Дэвиса журналу "Rolling Stone" (2006)
Перевод: Дмитрий
Добавлено: 09.09.2006

Странно, что после более 40 лет творческой деятельности, проведенных в the Kinks , талантливый сочинитель Рей Дэвис только сейчас выпускает свой первый соло-альбом. Создание нового шедевра, Others People Live , было отнюдь не легким делом.

Мне начало казаться, что я потерял способность сочинять и записывать песни, - говорит Рей.

В 2001 году он уехал в Новый Орлеан, где вновь стал получать удовольствие от занятий музыкой. Но возникшие трудности, едва не заставили Рея отказаться от проекта. В январе 2004 года он был ранен в ногу, после того как попытался остановить вора, укравшего кошелек его подруги.

- Тот случай помог мне обрести веру в свои силы, вернутся в студию, - рассказывает Дэвис, сидя за ланчем в ресторане La Bottega в Манхетанне.

- Лучше записываться, чем не делать ничего, - добавляет он.

- Расскажите о ваших первых музыкальных воспоминаниях?

- Когда мне было три с половиной, я любил петь песню Пери Камо Temptation, ( поет ): You came/ I was alone/ I should have known/ That you were temptation. Тетя Долли играла на фортепьяно. У нас вообще была поющая семья. Если бы мы жили в Аппалачах, то мы бы были кантри-н-вестерн семьей. Мы были очень близки.

- Как называлась ваша первая песня?

- Это была песня в стиле кантри-н-вестерн, которая называлась Rocky Skies .

- У вас была бессонница. Много ли вы написали песен ночью?

- Да, это было как раз тогда, когда я писал Rocky Skies . Так же было с песнями Don't Lie To Me, Nothin in This World Can Stop Me Worrin Bout That Girl. А, например, песню All Days and All of the Night я написал утром , а Sunny Afternoon - днем . Сейчас я не пишу песен по ночам - это слишком волнительно.

- Где было самое неудачное выступление the Kinks ?

- В Вирджинии, в начале 1970-х. Там была крутящаяся сцена, и пока мы играли первую песню, я подпрыгнул и, упав, стукнулся головой. Меня пришлось уносить за сцену. Мой брат был настолько пьян, что не мог стоять на ногах (смеется). А Майк Коттон, игравший на гармоники, вышел на середину сцены и заиграл You Really Got Me . Я же боролся с медиками, перевязавшими мою голову, чтобы вернутся на сцену, потому что группа без меня звучала просто ужасно.

-Дейв известен тем, что играл на гитаре очень громко. Вы когда-нибудь пытались регулировать его усилитель?

- Да. У нас был гитарный спец, который разработал устройство, позволявшее с помощью моего усилителя регулировать максимальную громкость усилителя Дейва. Так что он был под контролем.

- Вы шутите? Неужели Дейв не знал, что это делаете вы?

- Он не замечал. Там был парень, следивший за мониторами (имеются в виду небольшие колонки, располагающиеся на сцене и позволяющие музыкантам слышать друг друга и самих себя - прим. пер.). Да, много же мы потеряли тогда персонала (смеется). Но это было надо сделать. А потом Дейв стал чертить линию вокруг участка сцены, где он стоял и никому не разрешал проходить туда.

- После того, как вы получили ранение, вы стали входить в общество реперов?

- (смеется) Скажу вам, это совсем не круто, а наоборот чертовски больно.

Но круто другое: то, что после этого мы можем разговаривать здесь об этом.

- То, что вы живете в опасном месте помогает вашему творчеству?

- Я не люблю опасность, но с другой стороны еще ничего великого не вышло из жизни в полной безопасности. Я всегда вспоминаю Орсона Уэллса, который как-то сказал: "Посмотрите на Италию. Там были войны, революции и там было великое искусство, Ренессанс. Швейцария не воюет уже 2000 лет и что она дала миру? Часы с кукушкой!" Ливерпуль вышел из послевоенной бедности с помощью Beatles , встав на ноги благодаря их музыки. Поэтому я действительно уважаю реперов в Новом Орлеане, которые занимаются тем же.

- Когда вы жили в Новом Орлеане, где вы любили слушать музыку?

- Там было место, которое называлось Матадор - его больше нет. Мне нравился Новый Орлеан из-за его музыкального смешения. Хотя моя музыка не пронизана блюзом, в ней много от диксиленда - аккорды и тому подобное. Я чувствовал там себя уютно. И еще это довольно ровное место, чтобы кататься на велосипеде.

- В 1969 году в интервью Rolling Stone вы сказали, что больше не водите машину. Это все еще так?

- Сейчас я снова стал водить, и из-за этого стал чертовым индивидом. Я плохой и нервный водитель. Я нервничаю из-за всяких дорожных происшествий. До этого же я был нормальным человеком.

- Вас раздражает, что люди все время спрашивают вас о том, когда the Kinks снова соберутся вместе?

- Я могу играть целый альбом для кого-то, разговаривать о своей музыки и все что они могут мне сказать: "Когда the Kinks соберутся вместе?" Но это все же трогательно.

Я встречался с ними на прошлой неделе, и мы пообедали. Я не видел их всех 10 лет. И я понял, что это было волшебно, те года, что мы были вместе. Разве не здорово, что группа, несмотря на все ссоры, неудачи и прочее, все еще могла выпускать отличные альбомы? И еще у меня возникло чувство, что мы были рядом не спроста.

На глувную