Источник: интервью Рэя Дэвиса журналу "Rolling Stone" (1998)
Перевод: Дмитрий
Добавлено: 25.09.2006

- Около двух лет назад Velvel Records полностью переиздала 15 альбомов The Kinks, начиная с Muswell Hillbillies и закнчивая сборником 1986 года Come Dancing With The Kinks. Принимали ли вы участие в этом переиздании?

- На самом деле, моя роль здесь не так уж и велика. Альбомы почти не отличаются от тех, которые вышли тогда. Я думаю, что это интересно в первую очередь потому, что представляет наши работы середины 1970-х, в то время как большинство слушателей знают нас по альбомам 1960 - начала 1970 годов. Но этот период важен тем, что в то время я пытался уйти от создания синглов, переключившись на полностью законченные альбомы. Вот почему Muswell Hillbillies является для меня шагом вперед. Этот альбом - нечто большее, чем пара синглов, которыми принято обычно заполнять пластинки. Такие песни делаются за десять минут.

Так было, например, с Sittin' On My Sofa, обратной стороной Dedicated Follower Of Fashion. У нас было полчаса, я использовал миленький рифф, вертевшийся у меня в голове, добавил немного слов, и песня была готова! Людям нравятся подобные вещицы.

 

- Вы говорите о Muswell Hillbillies как о попытке выразиться вне узких рамок поп-сингла. Не могли бы вы рассказать о том, что привело вас к этому?

Я думаю, смена лейбла сыграла свою роль в этом. Мы пытались записывать альбомы вроде Arthur, но они ( Reprise) хотели только хит-синглы, при этом, полагая, что поступают хорошо.

Мы ничего не умели, когда начинали, и надо было преодолеть многое, чтобы создать такие пластинки, как Arthur, нашу первую попытку записать даже не саундтрек, а законченную постановку.

Я получал от Granada Television деньги, хотя фильм так и не был показан. Звукозаписывающая компания никогда бы так не сделала.

Вообще, я думаю, что артисты должны быть такими же гибкими, как и дельцы. Артист не должен ограничиваться только записью пластинок.

Вы знаете, я не считаю себя только музыкантом. Я творец в широком смысле слова. А музыка стала способом развивать себя тогда, когда художественный колледж перестал удовлетворять мои стремления.

В конечном счете, кино для меня - это такой же способ самовыражения. Правда, оно могло появиться в моей жизни 10 годами раньше, чем это случилось в реальности.

Я не мог заставить RCA Records заниматься этим. Во время записи Muswell Hillbillies, я снимал любительский фильм. Я сказал RCA, что это важно сделать, так как группа сильно меняется и это надо запечатлеть. Мы гастролировали по Америке в течение трех недель, и после этого тура компания заявила о том, что они не видят смысла в съемках фильма. "Ваше дело записывать альбомы" - вот что они сказали.

Я возражал, пытаясь доказать полезность моего проекта, но в итоге мне пришлось потратить свои деньги. И вот через 10 лет эта же компания финансирует мой фильм, Return to Waterloo, которым первоначально занимался 4 канал в Британии.

 

- Каково было положение The Kinks во время записи Muswell Hillbillies?

Я думаю, я был более оптимистически настроен, чем остальные ребята. Мне кажется Мик, чувствовал не то что угнетение: но, он не понимал значение нашей работы. Я писал песни не совсем по личному опыту, но они все же были довольно личные. Так было всегда, но в ранних песнях, как мне кажется, Мик находил что-то такое, что трогало его.

Что думал Дэйв я не знаю. Я вообще никогда не знал, что он думает о моих песнях. Однако я думаю, он тоже хотел делать нечто большое, чем хит-синглы.

Что касается других: Я понятия не имею, что они думали.

Честно говоря, я не особенно заботился об этом. Больше всего меня заботило качество моих песен. У нас не было времени обсуждать, что все мы чувствуем.

 

- Можно ли поставить ваши концептуальные альбомы в один ряд с другими концептуальными работами того времени, в первую очередь Tommy The Who?

Я думаю, что есть отличие просто музыкального альбома от концептуального. Простой альбом можно сделать разными способами. Концептуальный же альбом строится на нескольких идеях, выраженных в песнях. Зачастую в таких работах нет реального развития сюжета, нет характеров.

У Arthur был сценарий, с которым было трудно работать. Но с помощью Джулиана Митчелла я все же доработал сценарий, который стал основой для альбома. Так что Arthur - это более традиционный альбом.

Так же как и Village Green Preservation Society, ставший предшественником Preservation. Я думаю, что даже старина Пит Тауншенд мог бы сказать, что Village Green: послужил толчком для написания его Tommy.

Хотя в альбоме можно проследить одну общую тему, я все-таки не могу назвать его концептуальным. Это создавалось в то время, когда мы не могли ездить в Штаты, поэтому я писал о тех, местах, где родился и вырос.

 

- Четырьмя годами позже, когда создавался альбом Preservation, вы, конечно, имели дело с гораздо более конкретным материалом. Скорее, чем ностальгическую историю старой деревни, вы рассказали историю ее разрушения в результате борьбы мистера Флэша и мистера Блэка. Вы можете охарактеризовать сюжет более подробно?

Создавая Preservation, я не хотел казаться банальным и очевидным. Это ведь действительно простая идея - о том, что в нас и добро, и зло. К тому же, как мне кажется, все в какой-то мере продажны. Продажность становится системой, а вы хотите быть чем-то, хотя, в сущности, не является ничем. У меня было нечто подобное, как раз когда я писал Preservation. Я считал себя зрелым взрослым человеком, и меня это не радовало, так как большинство зрелых людей считают, что многое знают и умеют. И я протестовал против этого, пытался бороться.

Теория мистера Флэша - теория безумного капиталиста, но то, что мистер Блэк хочет сделать - еще хуже.

Preservation - это не столько шоу, сколько политическая пантомима. Это не концептуальный альбом, это пантомима, вроде тех, что устраивают на побережье, с Джуди и Панчем. Я хотел, чтобы Preservation было своего рода пантомимой с людьми в масках, с телеэкранами и все в таком духе. Но была большая проблема - у нас практически не было денег, чтобы все это осуществить. Но с другой стороны, это заставляет вас думать творчески. Там есть сцена, где мистер Флэш, придя на телевидение, обращается к нации. Это надо было бы сделать с помощью большого проектора, но мы придумали так, что на сцену выходил парень с вырезанным из картона телевизором (смеется) и это работало! Это было гениально просто, и стоило около 2 долларов.

Там было много хороших идей, и вы знаете, можно иметь самые лучшие световые установки, но гораздо больше поражают простые, но оригинальные идеи.

Так, кстати, было и с моим Storyteller - шоу. И, по-моему, это многое значит!

 

- Как хорошо The Kinks смогли адаптироваться к этим музыкальным постановкам?

Уловка была в том, что шоу замышлялось как сценическая постановка с группой, или группа, которая исполняет какие-то роли. Даже притом, что некоторые члены группы сопротивлялись этому, группа в целом выглядела как никогда хорошо. До этого The Kinks были четырьмя парнями, одетыми в красные охотничьи куртки. Теперь же они могли быть самими собой, при этом исполняя роль.

Я думаю, что это было хорошее время. С одной стороны мы играли концерт, а с другой - спектакль для людей, пришедших посмотреть музыкальную постановку.

Представляя Muswell Hillbillies, группа играла хорошо, но несколько неуверенно. Но с этими шоу - Preservation, Soap Opera, Schoolboys - мы выглядели по-настоящему сыгранными и уверенными в своих силах. И хотя отзывы на эти выступления были не слишком хорошие, группа звучала лучше, чем на студийных записях.

 

- После Schoolboys In Disgraceвы снова поменяли лейбл, выбрав на этот раз Arista. Как складывались ваши отношения с ними?

Я заключил контракт с Arista потому что мне нравилось то, как действовал Клив Девис, президент компании. Он был уволен из большой компании и его лейбл поначалу напоминал инди-лейблы. Мне нравилось это. Мы помогали друг другу и одно время наши карьеры пересеклись.

Я помню, как Клив говорил, что у рок-клипов нет будущего. И все же через несколько лет он не смог удержаться от того, чтобы не выпустить клип на наш сингл Come Dancing.

Тогда только возникло MTV, и у них не было никаких клипов. А мы как раз сделали что-то, что идеально подходило для них, и они запустили наш клип в ротацию, и это крутилось все время. Благодаря этому мы получили тот хит.

 

- После Arista, вы перешли к MCA, чтобы записать три альбома и EP. Затем вы заключили договор с Columbia, записав только один альбом, Phobia. Что вы думаете об этом альбоме, являющемся последним студийным диском The Kinks до настоящего времени?

Это не было сделано так, как надо. Возможно, нужно было уделить больше внимания записи. К сожалению, наш менеджер умер почти сразу после окончания работы над альбомом, но, по правде говоря, его не в чем упрекнуть.

Я задумывал этот альбом как музыкальную постановку, вроде наших старых шоу. Но звукозаписывающая компания хотела обычный альбом - с синглами и все в таком духе. Это был путь, очевидный для них.

После выхода альбома, я собрал актеров, хотел обсудить возможную постановку. Я написал три или четыре новые песни для проекта Phobia. Это должно было стать историей о человеке, который боится высоты, при этом обладающего самым высоким небоскребом в Америке. И он все время вынужден сидеть на самом верху!

 

- Затем вы выпустили свою неавторизированную биографию X- Ray, вскоре после этого отправились в свое турне Storyteller, которое все еще идет :

Я могу объяснить, почему это продолжается. Первоначально это было рекламой моей книги, и я собирался отыграть всего один концерт в 1996 году, в Academy Theatre. Там было много представителей музыкальной индустрии, и VH-1 тоже были. Они мне сказали, что собираются использовать форму моего концерта в качестве основы для других артистов. И это действительно стало большим, нежели просто реклама книги.

Я продолжил это, потому что осталось довольно много материала, поскольку я успел использовать только примерно сорок страниц.

 

- Вы также занялись сольным альбомом. Что вы можете сказать об этом?

Это будет студийная запись. Мне нравится работать с небольшой ритм-секцией, поэтому это будет там.

Вы знаете, мне все еще нравится слушать пластинки - ходить в Tower Records, покупать диск, слушать его. Здорово когда альбом не усложнен и не заставляет вас много думать.

Вообще, мне нравится писать такие песни. В этом что-то есть. Не хочется потерять способность сочинять нечто подобное. Это кое-что значит, несмотря на то, что я делаю эти шоу и концептуальные альбомы.

Надеюсь, моя пластинка будет именно такой. Всего скорей я займусь ею в следующем году.

- Вернемся к The Kinks - правда ли что вы хотите собрать группу в первоначальном составе, с вашим братом, Миком Айвори и Питом Квайфом?

Ну, возможно, эти разговоры возникли после введения нас в зал славы Рок-н-Ролла. Тогда впервые за много-много лет группа собралась вместе в первоначальном составе. Но это был лучший состав. Я тогда думал, мог ли бы они работать вместе в девяностые, продолжать записывать песни.

И я бы, пожалуй, занялся этим, но только не ради какой-то ностальгии. Я уверен, что есть множество людей, которые бы хотели нас видеть в тех же самых позициях и исполняющих те же самые песни, что и тридцать лет назад. Но, поймите, я не хочу делать этого! И единственная причина, по которой я не хочу собирать вновь группу и пытаться сделать что-нибудь, заключается в страхе придти к такому результату. И если люди поймут это, они перестанут мечтать о нашем воссоединение.

Это довольно лестно, когда люди приходят на ваши концерты, и телевидение берет ваш новый материал. Но потом, вы должны выдавать хороший материал. И если вы не можете сделать это, снова будет Phobia. Мне нравятся где-то четыре песни с этого диска, но про остальное лучше не вспоминать. Так что я занялся бы новыми альбомами только в том случае, если бы был хороший новый материал.

 

- Так значит, это заблуждение поклонников The Kinks ждать нового альбома группы?

Новые The Kinks, новые альбомы? Это возможно, если бы группа существовала. Многие думают, что все, чем мы занимались - это записывали мои песни. Но группа не менее важна. То как, например, Мик играл на барабанах тоже важно.

Если бы у меня была хорошая группа, я бы сделал это. Группа, с которой я записывал Phobia, была несколько несыгранна. Сам по себе я хорош как сочинитель, но мне нужны и понимающие музыканты. Но они думали, что я потерял контроль над группой, нахожусь в кризисе. И им это не нравилось. Они хотят видеть своего лидера независимым. Но это на самом деле ошибка.

Вообще, так было всегда - и в 1940-50-е и сейчас, и тогда когда мы начинали.

 

- Что вас удивляет в поклонниках The Kinks?

Меня поражает объем их знаний и то, как они понимают мои работы. И еще то, что они благодаря Интернету сами становятся неким сообществом; люди из Японии знакомятся с фанатами из Голландии. Это просто феноменально! Я жалею, что этого не было двадцать пять лет назад.

Раньше узнать какую-то информацию было трудно, но теперь все изменилось, множество людей могут легко узнавать об интересующих их вещах. И это здорово!

 

- В своей книге вы рассказываете о написании Waterloo Sunset как о неком эмоциональном опыте. Была ли еще какая-то песня, близкая к этому опыту?

Celluloid Heroes является для меня как раз такой вещью.

Я уже говорил, что снимал фильм в нашем турне, и альбом Everybody' s In Showbiz похож на саундтрек к этому фильму, который так никогда и не вышел. Но это помогало мне писать альбом.

Песня Celluloid Heroes обо всех людях, которых мы встречали в нашем турне.

Я думаю, что подобные вещи действуют на уровне подсознания. Я помню, что в компании звукозаписи не понимали, почему наш новый альбом будет отличаться от прежних. Тогда я сыграл Celluloid Heroes и директор сказал, что был не прав. Это выглядело так, будто я сказал что-то значащее, хотя я всего лишь сыграл песню. Но он понял все, что я хотел сказать. Это конечно не помогло продажам диска, но зато он помог мне.

 

На глувную